Лейфруштейн

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лейфруштейн » Земли Эйурнен » Поселение лур'вей>>


Поселение лур'вей>>

Сообщений 31 страница 50 из 50

31

Анэл терпеливо ждала, пока Ниэль собирал вещи, и порой не могла отвести взгляда от странных вещей, принадлежащих алхимику: книга, защищенная замком (вероятно, в ней была какая-то очень ценная информация), череп и каменный с виду кинжал (удивительно, зачем эти предметы понадобились торговцу зельями). Однако более всего внимание девушки привлекла мантия, цвета темной ночи и посох, который теперь можно было разглядеть лучше. Ниэль прихрамывал. Оказалось, что истинное назначение странного посоха - помощь алхимику для передвижения. Пускай внешний вид Ниэля не внушал доверия, но его мягкий голос очаровывал.
В любом случае, Ниэль, кажется, был готов к путешествию, чего нельзя было сказать об Анэл - за плечами у неё была небольшая дорожная сумка, в которой вообще мало было вещей, что могли пригодяться в дороге. Однако оставаться в поселении шаманка не собиралась.
Ниэльуреле указал направление, после чего девушка решила идти вперед - сначала надо выйти из поселения и там выйти на дорогу, для этого проводник вряд ли был нужен. Когда же они дойдут до дороги, первым пойдет эльф. Анэл старалась идти неспеша - возможно, Ниэлю тяжело идти быстро.
Когда шаманка подошла к границе поселения, она услышала где-то вдали короткие приказы одного из стражей, чтобы все дороги были перекрыты. Похоже, Анэл и её новый спутник покидали эти места вовремя - задержись они еще на несколько минут и, возможно, им пришлось бы остаться тут на долгое время.
"Интересно, связаны ли действия стражи с Аидом? Может, некромант устроил стражение в таверне и сбежал? А что тогда случилось с Тейтеном?" - эти вопросы вертелись у девшки в голове, не давая покоя. Возможно, маг Воздуха мог бы стать ей хорошим другом...нет, он был таковым, а Анэл оставила его одного в непростой ситуации. Но, оно и к лучшему - теперь впереди у неё новые знания, о которых она могла только мечтать.
Шаманка сделала еще один шаг, ступая на дорогу, ведущую куда-то в лес.

32

Тейтен остался в трактире, и сел за свое место притворяясь что его не беспокоят взгляды со стороны.Это продолжалось недолго и,вскочив из-за стола,он, недопив напиток,поднялся в комнату.Там он надел привычный капюшон чтобы скрыть свое лицо и уродство.
Ну и что ты делаешь?
Не знаю!Я запутался!Хотя нет...надо найти Анэл и поговорить,посоветоваться с ней что делать.А потом надо убедиться что его не убьют а помогут ему...Хотя он смерти заслужил..Но...
Но ты не омжешь этого допустить ибо это по темному..Забавно?
Нет...Это все ты виноват..Заморочил и запутал...Он сам виноват в выбранном путиОн должен ответить за свои преступления.Хотя...Ты меня запутал!Надо поговорить с Анэл.
Он оделся и начал обыскивать город.
Ему нужен был совет, помощь и выговориться.Он не знал что делать.Ему нужен был друг.И тут он увидел её, уже издалека но узнал её.
Она шла в лес.С каким-то типом.
Неужто..
Да.Ей наплевать на тебя.Она использовала тебя а теперь ты ей не нужен.
Тей закусил губы..Ему было больно и обидно.
То что ты хочешь чтобы было в мире невозможно когда нет врага который заставит людей снова быть вместе, объедениться и быть чутче и добрее. У них нет стимула.Посмотри на правительство.Они зажрались.Цели награбастать побольше деньжат.О простых людях даже не думают...Простые люди озлобляються ибо сделать ничего не могут.Посомтри на крестьян.У них нет ничего они фактические рабы...Они бесправны.Пора перестать жить снами а сделать сон явью..Для вех на благо всех..Да придеться убивать будет кровь.Но как стратег отправляет на смерть сотни, для того чтобы тысячи жили в споко...
-Заткнись! - это Тейтен крикнул вслух со слезами на глазах.
- Простите вы спутник Айдорала? - обратился к нему стражник возникшей перед ним незаметно
- Ээ..Ну да.
- Вы должны пройти с нами.Для собеседования и уточнения некотрых вопросах о своем спутнике.
- Ээ...Хорошо я согласен.
Ты спятил?Повторяешь свои ошибки дурачинушка...Пойми ты и некр - то на чем они выведут свою озлобленность и зависть.
Я просил тебя замолчать
Как пожелаешь - демон был очень доволен.Шаманка и этот случай устроили прочистку идеалов и мозгов гораздо быстрее чем он планировал.
Тейтен прошел за ними в какую-то комнату и неожиданно почуствовал боль в затылке, и на его глаза опустилась тьма.
Очнулся он в окружении стражи обвязанный цепями.
- Что это значит?
- Ты задержан по подозрению в преступлениях.Ты посидишь в камере до выясенения личности. - он открыл дверь камеры и ошеломленного Тея туда банально заставили войти.Он уставился на Айдорала сидящего у стенки

33

Драгвени долго скрывалась от стражей порядка. Настолько, насколько позволяли эти три улицы, пересеченные малюсенькими дорожками.
Сокрытие в тени деревьев потеряло смысл, когда девушку ухватил за рукав один из гвардейцев-варваров. Кричать о насильниках, естественно, бесполезно. Вряд ли они даже подозревают, что для этого нужно делать. Даже размножались, наверняка, почкованием. Или каким-нибудь другим способом.
Ударил, например, соседа кувалдой по башке, и вместо него получилось два соседа, и так далее по нарастающей. А теперь все лур’вей любят и боготворят кувалду, как инструмент размножения. Наверняка, существуют какие-нибудь надувные кувалды для одиноких, или кувалды из разных материалов: молибденовые, титановые… Какой ближний устоит…
- Вы спутница Айдорала Смертостойкого?
- Нет, я тут просто мимо пробегала. Попробуйте спросить воооон ту женщину, он наверняка что-нибудь знает. Уж больно она подозрительно на вас смотрит. А об этом знает ваша жена?
- Мгхм. Гхм… Огхм… Прошу пройти со мной, - неожиданно смутился страж, - распоряжение судьи Конрада.
- А, ну раз так, - эльфка уныло поплелась за стражем.

Мудрейший Конрад встретил аристократку широкой улыбкой заправского рецидивиста и уже, когда девушка переступила порог, начал допрос:

- Для дальнейшего общения, вы могли бы и представиться…
- О, да зовите меня Д’эль Артинаар, - наобум бросила девушка чье-то имя.
- Да? А вы выглядите, как полуэльфийка.
- О, а я думала, что я минотавр. Это объясняет отсутствие рогов. Спасибо, - раздраженно закатила глаза Драгвени.
- Тогда почему вы представились именем пакков?
- Мои родители были странными минотаврами.
- Все ясно, - у мудрейшего нервно задергался глаз, - к тем двоим.

Темница представляла собой нечто очень… грязное. Ни один уважающий себя аристократ не зашел бы туда по своей воле. Только после того, как увидел бы острозаточенные наконечники копий личной гвардии судьи. Так что Драгвени раздумывала не долго и уже с порога бросила в неуютную и сырую темноту:

- Я даже спрашивать не буду, кого мне придется благодарить за такой теплый прием…

Отредактировано Darth Likan (2008-02-17 14:20:53)

34

От Алманда не укрылся тот факт, что все маги, кроме ушедшей Анэл, были арестованы. Их уводила стража, и с некоторой надеждой Оверт думал, что больше их не увидит. Рассудок подсказывал ему убираться прочь из поселения лур'вей. Во-первых, эти аресты очень подозрительны. Во-вторых, даже если магов по какой-то причине пожелают казнить местные власти, у них это может и не получиться. При всей своей ненависти к магам, Алманд не мог не признать их могущества, которое значит одно - тут могут произойти фантастические разрушения. Фантазия Алманда - фантазия барда - рисовала картины горящих домов, умирающих жителей, и тёмные фигуры в этом ярком огне.
"Раз я не успел их убить, - подумал он, - то не хочу быть убитым ими..."
Тогда он взял коня и направился по дороге к воротам... У ворот его остановила стража.
- Путешествовал ли ты с магом Айдоралом Смертестойким? - спросили Оверта держащие оружие наперевес воины. Вопрос был риторическим.
- Я рад, что теперь путешествую один, - ответил Алманд.
- Мы не можем выпустить тебя. Ты арестован и будешь сопровождён в тюрьму, - сказал командир охраны. - Не сопротивляйся, воин.
- Кас, - представился Алманд своим обычным прозвищем.
- Кас?.. Я о тебе слышал, ты лучший телохранитель в этих местах. Самый надёжный меч континента! - воскликнул один из охранников. Командир заинтересованно рассматривал Оверта, его расслабленный вид, гитару за плечами и безразличную физиономию.
- Тебя наняли охранником маги?..
- Я не понимаю сути обвинения, - холодно возразил Алманд.
- Суд повелел арестовать всех сообщников Айдорала Смертестойкого. Я слышал, ты достойный парень, Кас, возможно, тебя оправдают. Если ты просто телохранитель, которому платили.
Оверт вздохнул. Что-то ему подсказывало, что последствия знакомства с магами ещё нескоро закончатся.
- Я должен отдать вам меч?
- Таков порядок, - подтвердил командир.
Алманд протянул меч эфесом вперёд, и незаметно шевельнул безымянным пальцем правой руки. Негласный знак не был бы замечен человеком, ничего не подозревавшим об их тайном сообществе, но судя по тому, как командир внезапно переменился в лице, он всё понял. Ответное шевеление подтвердило предположение Оверта. Кажется, он онял, зачем известный воин Кас следовал за Айдоралом Смертестойким.
- Тебя посадят к ним в камеру, но я уверен, дело решится скоро. Я буду хлопотать за твоё освобождение. Меня зовут Брайт, я командир охраны деревни. Приказ арестовывать сообщников Айдорала мы получили сверху, от Несущих Справедливость. Это странная история, - снизил он голос. - Сплошная магия.
- Я понимаю, командир Брайт. Безопасность вашего поселения превыше всего. Но я надеюсь, дело уладится, - согласился Алманд. - Гитару мне оставить можно?
- Да, Кас. Разумеется. Твой конь будет в наших конюшнях. Сопроводите его! - приказал Брайт.
И Алманд вскоре оказался в компании, которую не так давно покинул...

35

Айдорал Смертестойкий не был удивлен, когда в его камеру втолкнули Тейтена. После всего, что случилось Аида сложно было удивить, поэтому он просто устало взглянул на мага воздуха и поприветствовал его кивком. Дело было не в том, что он был измотан физически, но вот жизнь его с каждым мгновением все ухудшалась и ухудшалась: сперва поселение лур'вей, затем арест, потом новости о скором прибытии брата Крейта с его Зовущими Смерть, теперь же явление Тейтена - некромант не мог доверять одержимому, а Тень с опаской относилась к демону. Пока что во всей этой ситуации был только один плюс - здесь не было ни антимагов, ни сколько-нибудь сложных блокирующих барьеров. Наивный Канрад, поверивший, что его родственничек-проклинатель оплатит его труды, не удосужился убедиться, что у Аида при себе нет реагентов или зачарованных предметов, в то время как фамильяр хранил в себе посох мага. Этого было более чем достаточно для побега, но отчего-то Айдорал решил ждать. А ждать, прислонившись к холодной и неровной каменной стене совсем не так плохо, как могло показаться на первый взгляд. Когда Тейтен присоединился к нему, прислонившись к противоположной стене, дверь камеры снова распахнулась и в подземном помещении оказалась весьма недовольная Драгвени, и у ее недовольства была определенная цель, потому что первыми ее словами были:

- Я даже спрашивать не буду, кого мне придется благодарить за такой теплый прием…

Аид развел руками в полумраке темницы и произнес:

- Если вам будет угодно, я спрошу у "мудрейшего" Канрада имя стражника, что вас сопровождал. Тогда вы сможете лично поблагодарить его за прием. Я же такого желания не имею, ну разве что добавить благодарственную надпись на его надгробную плиту, которую я ему вскоре обеспечу! Прошу, располагайтесь - это не дворец, но мне по душе местная атмосфера темноты, прохлады и предсмертного ужаса прежних обитателей.

Аид натянуто улыбнулся и сделал приглашающий жест. Не успела чародейка принять приглашение Аида, как к ним присоединился Алманд, молчаливый и мрачный как всегда. Некромант не стал скрывать свою "радость" по этому поводу:

- О, глядите-ка, к нам пожаловал наш защитник - верно в тюрьме нам его услуги нужнее всего. раз уж меня сюда бросили первым, думаю, могу считать эту камеру своей - так прошу же, располагайтесь поудобнее, чувствуйте себя как дома, ждать всем нам осталось недолго.

Сделав небольшую паузу для усиления напряжения у сокамерников, Аид продолжил:

- Дело в том, товарищи, что не все у нас так радужно, как на первый взгляд. Я бы сказал, все гораздо радужнее... Нас не просто повязали местные власти, но схватили союзники некромантов, что напали на нас в лесу. Теперь же, в эту самую минуту, сюда со своими верными учениками направляется мастер проклятий Крейт Нечестивый, и я готов поспорить на свой посох, что он не раздумывая разрушит всю эту деревеньку, если это поможет нас убить. И вот сейчас перед нами встала определенная дилемма: мы можем попытаться вырваться на свободу сейчас, попутно перебив местную стражу и судью Канрада; или же мы можем подождать прибытия одного из сильнейших адептов запретных искусств, победить его, его сторонников, стражу, Канрада и уже тогда вырваться на свободу. Первый вариант проще, но второй интереснее!

С притворным энтузиазмом некромант закончил свою небольшую объяснительную речь и приготовился к реакции товарищей.

36

Тейтен размышлял.Ему было больно одиноко и обидно.
Эй
отвянь.
Да я просто поболтать с тобой решил отвлечь от депрессии и горестных размышлений...
И?
Чем человек отличаеться от зверя?
Ну...Разумен...
Да ну? - едко уточнил демон -ты постепенно поймешь что зверь питаеться тем что поймает и спит там где безопасно.А человеку нужен ДОМ.Дом!Это такое место куда человек может вернуться всегда куда-бы не забросила его судьба.Или по крайней мере о возвращении домой можно мечтать.Но многие люди потеряли свой дом им некуда идти они отторжники везде.Разница между преступником и купцом невелика.Бывает купец бывает лучше воружен и что тогда?Любой кто пошел в приключения на службу или ещё куда может вернуться нескора...И найти свой дом в пепелище.Что это значит?Это значит что ему снова надо пойти служить.Но все равно рано или поздно он будет думать где-бы осесть завести свои дела, начать выращивать...Ну там пшеницу.И вот наступает самое интересное.Распрощаллся наш герой с друзьями, получил деньгу,присмотрел себе землицу...А тут подходит к нашему герою староста и говорит"Все хорошо приятель, ты парень при деньгах..Но вот нам бывшие преступники в соседях не нужны.Ах ты не преступник?Докажи.Вот только возмущаться не надо, мы люди мирные, по шее дадим и на небеса отправим".Что ему остаеться делать?Снова служить?а старость уже не за горами.Я говорю это не тока для того чтобы ты задумался но ещё и для того чтобы ты понял что ты в сотсоянии построить город для тех кто потерял свой дом.Подумай об этом...Ведь темные и светлые почти не отличаються...Кто-то темнее кто-то светлее...все завсит от наших поступков и к сожалению мне придеться делать то что хочешь ты.Может это будет и забавно.
Тей не нашел что ответить и задумался.демон был в чем-то прав.Но сейчас не до этого.Надо покинуть тюрьму.Закончившему речь Некроманту Тей съязвил
- Угу...А без трупов покинуть здание слабо?

37

Да, да, да. Бла, бла, бла. Полуэльфка мученически закатила глаза. Можно было считать, что в полумраке камеры ее жест не будет виден, впрочем, она бы порадовалась, если бы его увидел болтливый некромант. Ну и немного сократил количество произносимых слов. Мол, время – деньги. Или время – жизнь. Можно еще, конечно, кошек или жизнь. Но будет уже не то.

- Боюсь, что не захочу подержать вас в вашем стремлении дождаться этого Крайта, - дипломатично начала Драгвени, - остается надеяться, что остальные тоже не клинические идиоты, чтобы терять тут время, - девушка коротко зевнула, - и, если побег пройдет удачно, мы расстанемся и больше не увидимся.

Полуэльфийка скрестила руки на груди и уперлась спиной о грязную стенку. Стираться теперь полностью. Так какой смысл не пачкаться?
Все происходящее уже давно начало действовать на нервы. Не каждый день из центра города вылетаешь в полную недвижимость мира.
Люди и так раздражающие на улицах, трактирах, лесах, рынках, а если еще и быть запертой с ними в одной темнице? Никаких нервов не хватит. И как некоторые эльфы их выносят. Тем более этих лур’вей. Ну настоящие дикари, которые еще и пытаются судить о мире с их ограниченного восприятия.
Никогда. Никогда не пытайтесь понять людей.

38

Алманд пристроился у стены, сняв с плеча гитару. Инструмент он из рук не выпустил, опёрся на него, как будто было тяжело стоять, и задумчиво слушал присутствующих.
Самым охочим до словоблудия как обычно оказался велеречивый некроман. От того, как он весело преподносил грядущую катастрофу, Алманду становилось не по себе. Он всегда знал, что магам очень мало дела до человеческих жизней, но сейчас дело было даже не в этом. Айдорал Смертестойкий несомненно хотел бы немного размяться... Интересный вариант - дождаться прихода ещё одного магического отродья?!..
Оверт очень старался, чтобы на его лице не появилось всех тех эмоций, которые забурлили внутри. У него был богатый на это опыт.
Тейтену оба предложения Айдорала не приглянулись. Возможно, это гуманизм... Остатки человеколюбия внутри принесенного в жертву эгоистичной магии создания. А возможно, забота о своей шкуре. Нельзя верить магам... Никогда.
- Не понимаю, какое отношение имею к вашим проблемам с некромантами, - подал голос Алманд. - Нынче телохранителям опасно помогать нуждающимся в проводнике путникам - может статься, что их втянут в магические разборки. Однако раз меня к вам уже приписали, к сожалению, вряд ли кому-то будет дело до того, что я вас вижу в первый раз. Вы втянули меня в неприятную историю. Я согласен с леди, чем быстрее мы расстанемся, тем лучше.
В его голове начал постепенно формироваться план. Если успеть договориться с Брайтом, можно зацепить во время побега кого-то из этой троицы. Хотелось бы некроманта. На Айдорала упал оценивающий взгляд из полутьмы, в которой стоял Алманд. Он не мог его не заметить, но Оверт быстро опустил глаза.
- Командир местной стражи обещал поговорить обо мне с судьёй Канрадом. Объяснить, что я не имею к вам никакого отношения. Возможно, меня отпустят, - он постучал пальцами по грифу гитары. - Но всё-таки я телохранитель, и не могу так легко забывать о своей работе, пусть она и оборачивается иногда грязной стороной. Если я окажусь снаружи, я постараюсь помочь вам сбежать без лишних человеческих жертв. А потом мы больше не увидимся.

39

Айдорал Смертестойкий уже почти сожалел о том, что вскоре придется покинуть эту мрачную и уютную камеру, ведь она так сближает. Разумеется никого не радовала перспектива дожидаться прибытия Крейта с его проклинателями, однако реакция у каждого была своя. На предложение Тейтена обойтись без жертв вовсе, Аид, усмехнувшись ответил:

- Ну-ну, если мы никого не убьем, то какой смысл совершать побег? Зачем выходить из камеры и подставляться под их клинки там, когда можно просто позвать их сюда и сообщить, что нам надоело жить? Пора повзрослеть: хочешь жить дольше - укорачивай жизнь другим, иначе никак! Также учтите, что мне понадобятся некоторые реагенты, получаемые исключительно из мертвецов, а я сомневаюсь, что вы согласитесь одолжить мне пару костей.

Раздраженно убрав непослушную белую прядь с лица, некромант обернулся к отдыхавшей у стены чародейке:

- Вы правы, ждать Крейта было бы по меньшей мере неразумно, и я сомневаюсь, что кто-нибудь из присутствующих желал бы иметь с ним дело. Однако отчего вы столь яро стремитесь избавиться от моего общества? Неужто моя компания вам неприятна? Мне кажется мы могли бы извлечь немало пользы из сотрудничества, каждый из нас.

Тень возмущенно зашипела в сознании некроманта:

- Смертный, порой ты ведешь себя еще менее логично чем твои сородичи. К чему держать в замке дракона, когда он сам рвется на волю? Пусть магичка идет куда пожелает - ее магия слишком нестабильна!
- Лучше держать дракона на виду, чем однажды найти вместо своего замка дымящиеся руины. Она не только может принести немало пользы в практическом плане, но и является на мой извращенный вкус прекрасной компанией в плане эстетическом.
- Что ж, будь по-твоему, хотя мне никогда не понять этот "эстетический план"...

Вернувшись в реальный мир после краткой беседы с фамильяром, Айдорал заметил, что телохранитель как-то странно смотрит на него, но тот быстро отвел взгляд. Некромант не увидел в этом ничего удивительного, вспомнив, как он странно мог выглядеть во время общения с Тенью. Затем воин изложил свои соображения насчет возможного выхода из ситуации, и Аид высказал свое мнение:

- Столь честных людей среди вашей братии встретишь нечасто, и я рад, что вы сумели верно выбрать сторону в столь спорной ситуации. Однако полностью полагаться на случай я позволить себе не могу, а посему, хоть ваше предложение и кажется мне осуществимым, сидеть сложа руки и ждать спасения я тоже не буду. Если вы сумеете быстро вызволить нас отсюда, буду премного благодарен, если нет - выберемся сами. Время ждать не станет, и Крейт Нечестивый тоже. На всякий случай напоминаю, что все эти лур'веи с самого начала знали о вашей невиновности и тем не менее решили продать ваши жизни некромантам - не стоит проявлять излишний гуманизм. Они заслужили больше чем смерть.

На мгновение в камере повисла гнетущая тишина, прерываемая лишь отдаленными шагами, звуками капающей воды да скрежетом крысиных когтей по камню. Айдорал выглядел уверенно, он должен был выглядеть уверенно, в конце концов он потомок великих магов, но внутри у него бушевал тайфун нетерпения и эмоции эти передавались Тени. Хорошо, что в зале почти не было света, иначе остальные узники увидели бы как по полу мечется черный змей, берущий начало у ног некроманта. Внезапно дверь распахнулась от удара ногой и в проеме сверкнули доспехи стражника.

40

"Подозревает, - подумал Алманд, выслушивая некроманта. - Подозревает меня... Честные люди в нашей братии режут таких как ты, едва удаётся шанс!" - он равнодушно пожал плечами
Брайт был окружён вооружённой компанией, человек восемь толпилось за его спиной в коридоре. Что такое восемь человек против трёх магов?.. Если бы они хотели сбежать, сейчас это легко получилось бы. Какая-то одна смертельная волна, и перед нами ковёр из девяти трупов, мягкий и звенящий кольчугой под вашими каблуками.
- Кас!.. Бери свою игрушку и вымётывайся отсюда, - нарочито резко приказал Брайт. - Судья Канрад желает поговорить с тобой.
Вряд ли судье действительно было дело до его судьбы. Оверт хорошо представлял себе, что если какой-то человек желает получить выгоду из сделки с некромантами, честивыми или нечестивыми - дело уже десятое, он не будет обращать внимания на одну несправедливо подвергнувшуюся опасности жизнь. Брайт наверняка решил освободить его, это очень мужественный товарищеский шаг.
Он подхватил гитару и вышел, словно только и ждал, когда, наконец, его уже пригласят. Айдорал проводил его насмешливым взглядом.

"Мне не победить его", - признался Алманд себе. Дверные засовы звякали за его спиной, а он строил планы на грядущий "побег".
Некромант казался ему самой заманчивой жертвой, но и являлся самым опасным противником. Иногда у Оверта появлялось ощущение, что Айдорал Смертестойкий знает события раньше, чем они произойдут. Конечно, если бы это было правдой, он не попал бы в эту темницу. Но Оверт видел в своей жизни достаточно магов. Далеко не всех из них он смог убить - но и следов тоже не оставил. Поэтому сейчас ему было нелегко. С одной стороны, он осознавал, что не сможет убить всех, с другой стороны, не мог и помыслить, что даст всем магам шанс выжить. Придётся делать выбор, и это будет выбор человека, жаждущего остаться в живых...
Магичка... Девушка может быть и выглядит беззащитно, но только на первый взгляд... Тем не менее, скорее всего, из этой троицы убить её будет проще, чем мужчин... К тому же, если уж Айдорал Смертестойкий так добивается её внимания, можно слегка подпортить ему авантюрный роман.

- Свободны, - отпустил вооружённых парней Брайт и потащил Алманда за плечо в противоположную сторону. Лабиринт подземных коридоров был многократно сложнее, по сравнению с улицами наверху. - Канрад посоветовал мне не совать нос не в своё дело и побеспокоиться о собственных детях.
- Они у тебя есть?
- Давно уже нет, - проскрипел Брайт, и у Оверта появились предположения, как этот человек ступил на тот же путь, что и он.
- И что мы делаем?.. Есть способ убить этих троих раньше, чем сюда набежит ещё орда чернокнижников?
- Чернокнижники, - скривился Брайт. - Я слышал про некромантов от Несущих Справедливость. У меня там служит двоюродный брат жены.
Всегда полезно где-нибудь да иметь родственников, и чем больше, тем лучше. Не знаешь, что тебе пригодится.
- Так что?..
- Боюсь, даже если набить их камеру подчинёнными мне людьми и устроить там резню, погибнут вовсе не те, кто должен. Не знаю, что делать, Кас. Может, тебе лучше бежать одному, я проведу тебя?..
- Они собираются бежать в любом случае, - поведал Алманд. - И если это допустить, будет очень много жертв. Каждый раз, когда кто-то умирает от магии, я чувствую такую... боль, - неожиданно разоткровенничался он. Но быстро собрался, обнаружив похожую мягкость в суровом взгляде командира Брайта. - Я обещал вернуться за ними и вывести прочь из тюрьмы.
- Тогда... Я покажу тебе тайный выход отсюда и сяду в засаде неподалёку. Иди первым, метрах в тридцати, - Брайт двинулся по тускло освещённым коридорам, делая ножом на стенах едва заметные засечки. - Потом беги. Я метко стреляю.
- Убей девушку первой. Она выглядит наименее опытной из них. Иначе мы можем умереть впустую, а так утянем хоть кого-то... Против некроманта тебе не сладить, а второй,.. - Оверт не решился сказать, что действительно ощущал. Второй парень казался ему не таким уж плохим, скорее несчастным. И не таким испорченным, как остальные. Ни цинизма барышни, ни омерзительного хладнокровия некроманта... Но Алманд сам заметил за собой, что раньше эту роль для него исполняла Анэл. Кажется, у него стремление находить невинного в скоплении злодеев, чёрных душой. Это пагубно, и об этом никому не стоит говорить. - Вернёшь мне оружие?.. - спросил Оверт, переводя тему.
- Да, оно здесь, - Брайт свернул ещё несколько раз и подошёл к огромной дубовой двери с железным засовом. Судя по тому, что никто её не охранял, у него было ещё больше родственников, чем Алманд предположил изначально.
- Спасибо, Брайт, - Оверт пожал ему руку. - Ждать некогда. Я возвращаюсь...
- Ты запомнил дорогу?
- Не переживай. Я лучше всех ориентируюсь на местности на всём континенте. Жди, - он поправил за спиной гитару (отдавать её кому бы то ни было он не желал ни за что, даже если бы от этого зависела сама его жизнь!) и побежал обратно. Недалеко от той камеры, где находились маги, он полоснул себя мечом по левому плечу и ещё раз по бедру. Он сделал это аккуратно, но так, чтобы было заметно - он сражался, освободился, и, даже раненый, вернулся за сокамерниками.

Взломав засов, он распахнул дверь и молча мотнул головой наружу. Мол, шевелитесь, скрипите костями, и поторопитесь...
Он повёл их за собой, делая вид, что ориентируется по памяти, а на самом деле глядя на оставленные Брайтом зарубки. Сам он не смог бы их сделать - он сыграл роль вырвавшегося чудом пленника, которому некогда было аккуратно водить по стенам ножом. Да и ножа у него не было - только меч. А тупить меч таким идиотским способом - это непрофессионально.
Вскоре пахнуло свежим воздухом. Решётка была распахнута, почти сдёрнута с петель. Вид был такой, словно здесь была возня, а потом два тяжёлых мешка с картошкой уволокли в кусты. Брайт всё весьма реалистично подстроил, почти угадав то, что наскоро (хмуро и коротко) врал некроманту и его компании Алманд.
Он перешёл на бег, едва шагнул с каменных плит на песок, не оглядываясь. Брайт должен был теперь сам всё сделать.

41

Бежать было радостно.
И еще более радостно было то, что пачкаться, убивая этих людей-дикарей не пришлось. Наверняка же, они и взрываются неопрятно, в разные стороны, когда хорошо воспитанный труп взрывается только внутрь себя. Или и вовсе не взрывается. Да где же такой возьмешь. Не всякий труп, после того, как сказал: «моооозг!» и вытянул руки вперед, добавит: «пожалуйста!»
Люди, люди.
Разбавленная кровь.
Полуэльфийка бежала куда-то вслед за Алмандом. Чуть позади нее, несся со всей черной мантии болтливый друг мертвецов Айдорал и замыкал цепочку хмурый Тейтен, которому все это приключение было не в радость.
А кому, спрашивается, в радость?
Не все же тут идиоты, которым не терпится потерять голову и потом несколько вечностей ее искать и просить: «мозг!» без всякого намека на «пожалуйста».
Внезапно, над головой что-то посвистело. Наверно, оно могло пролететь с криком: «Ехху!» или «эй, там внизу, берегись!» или с каким-нибудь кличем, знаменующим пролет кого-то над чем-то. Но оно пролетело именно со свистом. Значит, это был или Робин Гуд или чья-нибудь стрела.
Скорее всего, стрела и, скорее всего, человечья, потому что только люди могут стрелять так, будто у них задница с глазами, а не голова. Вот если бы это был эльф, то он попал бы прямиком в зрачок, даже в таком густом полумраке, как этот.
Итак, стрела пролетела куда-то над головой и воткнулась во что-то за спиной Драгвени. Странно, что за ней не полетела еще одна, но это еще раз доказывало, что стреляющий был человеком.
Девушке понадобилось одно мгновение, чтобы повернуть голову и увидеть скрывающегося в полумраке Брайта. Тот, конечно, не плясал чечетку или макарену, но был ясно виден. Чертовы эльфячьи глаза, дырку над ними в небе.
Еще пара мгновений понадобилась, чтобы взмахнуть рукой, поминутно пытаясь вспомнить, то ли левое полушарие мозга надо подвинуть, чтобы сотворить это заклинание, то ли простая мысль сгодится…
Спустя где-то вечность в голове и полсекунды в мире (Эйнштейн удавился бы от такой теории относительности) послышался мягкий «хлюп» и звук, которым обычно сопровождается падение и разлетание человеческих внутренностей по всему помещению.
И сопровождался полет именно хлюпаньем, не каким-нибудь комментарием: «Ой, поджелудочная!», не песней: «А ты не вейся, чужая печень, над моею головой».
И, судя по тому, что Брайт разлетелся в разные стороны, он был не очень-то воспитанным трупом.
После веселенькой картины разлетающихся внутренностей, кровь (не те четыре литра, что захлюпали под ногами) в ушах начала как-то неприятно пульсировать, в глазах абсолютно все стало багровым, и Драгвени поняла, что Это пришло.
Оно, впрочем, всегда приходило, стоило только неосторожно использовать магию, и оно съедало какую-то часть сущности Драгвени.
А за последние несколько дней, к помощи магии приходилось прибегать еще чаще, чем просто можно.
Итак, через основной красный мир, тихо-тихо, под аккомпанемент гроханья сердца в ушах, шагал красный-красный Алманд. Он уже обнажил меч и красные глаза его, вместе с красными белками горели чем-то подозрительно похожим на лютую ненависть. Постепенно, от глаз это своеобразное освещение перешло и на остальное лицо, а потом и на руки, которые отражали удивительным образом все это на обнаженный меч.
Внезапно, кровь отхлынула от ушей, и мир снова стал разноцветным. Ну, разве что чуть темноватым. Кажется, Это защищает свою еду от случайной смерти.
А еще, в этом мире стало одним невоспитанным покойником больше. У ног Драгвени лежал Алманд и половина головы, как раз там, где как раз должны быть мозги, у него отсутствовала.
Когда полуэльфийка опускала глаза, чтобы проверить, действительно ли у Алманда нет мозгов, взгляд ее упал на пятно на куртке.
Напоследок, наемник ей все-таки отомстил.

42

Тейтен собирался поязвить по поводу "могущества" некроманта, который не может справиться без лишних жертв с простыми людьми.Он-бы продолжил диалог если-бы ситуация не вышла-бы из под контроля.Мечник устроил побег.Действия наемника ему не пнравились но так или иначе его спутники бросились к выходу.
А ты чего ждешь?
Бежать с ними?Я что дурак?Тем более побег пойдет мне в минус...
Ну да а ждать некромантов самое то!
Ну...Я тогда стану преступником..
Подумаешь!Кто не разу не сидел?Доказательств нет.Фактов нет.Да и не до тебя им будет.
Но бежать с этими...
Лучше чем оставться здесь.
Да ты прав.Ещё и наемник...И кристал.Надо добраться до кристала.Я думаю смогу попытаться убедить наемника помочь мне найти его...
Ну-ну.
Решившись Тей побежал со всеми.Но ситуация продолжила выходить из под контроля.Просвистела стрела.Тейтен уже было готов был создать  воздушный щит, как темная что-то сделала.
Тейтен почувствовал как демон улыбнулся.Судя по всему ему заклятье пришлось по нраву.Тут он увидел мертвого Алманда.Отчаяние захлестнуло его.Его единственная ниточка к свободе и покою валялась у его ног.Не контролируя себя от злости он использовал заклинание воздушнгго потока на Драгвени.
Дурак что ты делаешь?Беги!Со всеми тебе не справиться.
Тей пришел в себя моментально проанализировав ситуацию.Некромант, темная, стражники, а также бывшие пленители.Шансов победить нет.
С этими мыслями он использовал поток ветра и скрылся с места происшествия в лесу, все дальше убегая от своих временных спутников, и втайне надеясь что с ними он больше не встретиться.Благодаря магии ускорения и поддерживающего потока позади бегущего мага Тейтен очень быстро скрылся в ближайшем лесу

43

Айдорал Смертестойкий еще разок вдохнул сладкий запах свободы, смешанный с не менее сладким запахом смерти, и задумался. Перед ним сейчас лежали два обезображенных трупа, напавших на беглецов людей. Одним из них был Алманд, вторым - стражник не так давно его освободивший. Оба были убиты заклинаниями Драгвени. Тейтен сбежал в леса. Вроде бы все складывалось просто отлично, но что-то было не так, Аид знал, что-то портило эту проклятую идиллию. И тут его осенило:

- Леди, вы как всегда очаровательны, издеваясь над материей бытия и обрывая жизни всяческих созданий. Однако в следующий раз я бы рекомендовал сохранить нашему проводнику голову, оторвав вместо этого руку, ну или ногу, ведь без головы он не может говорить! А нам все еще нужны его услуги, ибо я крайне заинтересован в обладании тем артефактом, о котором он рассказывал, да и вам он будет не бесполезен. Ну и в конце концов, магам порой необходимы услуги тех, кто готов задержать врагов, пока заклинания не будут закончены - иными словами воинов. И вот этот, столь скоро обезглавленный вами, человек умудрялся сочетать в себе полезные качества проводника и воина. К счастью я еще в состоянии исправить сие досадное упущение - смерть, вопреки мнению большинства, совсем не сложно победить, куда сложнее подчинить своей воле воскрешенного, но в данном случае это и не требуется - он должен сохранить свое сознание и память. Ваша помощь мне в этом деле не потребуется, но я бы хотел быть уверенным, что нам не придется воскрешать его второй раз, если вы понимаете о чем я...

Айдорал подошел к телу Алманда и, склонившись, стал изучать повреждения. "Черепная коробка взорвана, но не полностью, часть мозга осталась... хорошо... хм волосы регенерируют не всегда... забавно, а если я сейчас положу туда монетку, она останется у него в голове..? никогда не пробовал... нет, сейчас не лучшее время..." - примерно такие мысли проносились в голове некроманта, готовящегося к ритуалу. Он обернулся ко второму трупу и аккуратно обмакнул пальцы в еще теплую кровь - было крайне важно, чтобы кровь не принадлежала воскрешаемому. Затем Аид нарисовал кровью круг вокруг останков Алманда, с внешней стороны круга некромант изобразил посохом черные руны. Он вновь обернулся ко второму телу и произнес короткое отрывистое заклинание, после которого из обезображенного месива тонкой белой струей по воздуху потек костяной порошок, собираясь в руке некроманта. Когда поток иссяк, Аид прикоснулся основанием посоха к ближайшей руне, подбросил горсть порошка в воздух и тот послушно осел вокруг черных символов, образовав третий круг. Айдорал указал посохом на наемника и приступил к оживлению:

- Алмонум ирэ, дастерей ретре!

Серый дым, словно змея, вырвался из посоха, взмыв в небеса, чтобы затем обрушиться на мертвеца и окутать того непроницаемым облаком. Не обращая на это внимания, некромант продолжил:

- Китрей астоде, китрей декато, цистезаро мадос нуатар!

Кровавый поднялся круг сотней струй, а затем этот алый фонтан стал единым потоком, красным куполом накрыв серое облако, а через мгновение исчезнув в нем. Черные руны начали медленно двигаться по часовой стрелке, Айдорал упал на колени, положил посох и приложил ладони к земле, не прерывая потока чар:

- Циадакт каисире, майдолео канторум, циатарум кацтеро дакетей ильматео!

Белым свечением по земле отдались слова Аида и свечение это направилось прямо к костяному кругу. Стоило заклинанию достичь круга, костяной порошок, оторвавшись от земли, могильной метелью пролетел над рунами, замер на мгновенье над облаком вокруг тела и тоже исчез внутри. Айдорал уже потратил немало сил, его лицо побледнело, но заклинание надо было завершить:

- Варайадо сагисум, иторио мэдес, акиноцум нэктес ильнезар микделет!

Руны остановились и по очереди начали вбирать в себя дым, собравшийся вокруг тела. Когда ничего не осталось, знаки исчезли, вспыхнув черным пламенем, а на земле остался лежать совершенно целый Оверт Алманд с кожей цвета осеннего неба после дождя. Он открыл глаза и закашлялся, выталкивая из тела остатки нечестивого дыма. Айдорал всегда находил эту рефлекторную реакцию забавной, ведь мертвым вообще не нужно дышать. Он взглянул на Драгвени, которая без особого интереса наблюдала за процессом возвращения наемника к жизни, и  ему показалось, что он разглядел огонек интереса в ее глазах. Удовлетворенно хмыкнув, Аид прикоснулся к волосам, уверенный, что вскоре обнаружит еще несколько белых волос, но это не имело значения. Опираясь на посох, некромант поднялся и с победной улыбкой подошел к своему последнему творению:

- С возвращением на этот свет, Оверт Алманд. Ты теперь мой должник.

44

Ай. Больно.
В голове зажглась одна маленькая тусклая мысль, легко формулируемая в одно слово.
Потом голова запоздало взорвалась. В смысле, воспоминаниями. О недавно пережитом не очень приятном физическом ощущении.
Только люди, часть тела которых лопнула, как перенасыщенный воздухом шарик, вряд ли могут, как он, потихоньку подниматься на четвереньки с земли.
Наёмник Оверт Алманд не верил в загробную жизнь. Какую бы то ни было. Однако ему почему-то казалось, что он умер. Такая мысль точно была... не то несколько секунд назад, не то до того, как он заснул... и проснулся от того, что на самом деле было остаточным всплеском боли, зафиксированным мозгом, но который он не успел почувствовать при жизни.
Зато он теперь точно верил, что был прав насчёт магии. Она приносит людям только страшную боль. Эта проклятая девушка, свалившаяся на него с неба, всё-таки была не просто магичкой - а обладала столь разрушительной силой!.. Убила Брайта, а потом попыталась атаковать и его.
Погодите только... Как он тогда выжил? Против магии?
Взгляд Алманда упал на собственные руки, которыми он упирался в землю. Сначала ему не понравился их цвет. Потом он попытался стряхнуть с них пепел... и понял, что это невозможно.
Что-то случилось с его кожей.
Что-то случилось с ним самим.
Он качнулся назад, коснулся одной ладонью головы. Она была гладкой, как резиновый мячик. И вряд ли это его кто-то... побрил. Пока он лежал на траве.
Алманд увидел и девушку. Она смотрела на него с любопытством, как будто он этакий циркач, только что исполнивший какой-то особенный трюк.
- С возвращением на этот свет, Оверт Алманд. Ты теперь мой должник, - прозвучало над головой.
Оверт обернулся на подошедшего мага, гневно и одновременно с испугом. Он начал подозревать, что могло с ним случиться. Сам Алманд никогда не видел подобного искусства в действии, но некромантия - одно из тех зол, что несли некоторые маги помимо разрушения - позволяет оживлять мёртвых. Значит, ему не показалось, что он умер.
А теперь...
Только сейчас Оверт обратил внимание на то, что кое-чего привычного с ним не происходит. Такого, на что здоровый человек обычно и внимания не обращает...
У него не бьётся сердце.
- Какого дьявола,.. - хрипло выругался он.
Проклятье!.. Если его оживили с помощью некромантии... он теперь... зомби?!

45

Иронию некроманта аристократка проигнорировала. Не все слова людей можно было отнести к важным. Те больше любили просто так посотрясать воздух, будто звук собственного голоса как-то возвращал их к жизни.
Драгвени наблюдала за воскрешением с обычной на лице маской полного отсутствия каких-либо эмоций. На самом деле, мучилась любопытством, как и всегда, но это не так уж и важно. Очень хотелось посмотреть на происходящее «особым» зрением даже зная, что суть магии и всего происходящего поменяется навсегда. Даже если другие по иному видят все происходящее.
Хорошо обладать желанием знать все, и идти до конца, ожидая любого поворота и удара. Смешно и глупо, но нет иного сравнимого с этим удовольствия или экстаза, чем от получения нового знания. Полуэльфка коротко сморгнула и взглянула на происходящее чуть расширившимися зрачками в золотых глазах. Вначале все потеряло четкость как обычно, и в глаза ударило несколько особо ярких на этом участке цветов. Черный от Айдорала, темный цвет без определения от его «Тени», серый от умершего Оверта,  ибо каждая вещь на свете имеет серую ауру, а мертвец ничем не отличается от комода или кухонного стола, и много исходящего из земли чего-то, похожего на цвет попутчика некроманта, только другое… по сущности.
Когда магическое образование сводится к обычному чтению книг, то невольно перейдешь на язык «Это там что-то такое, не знаю что, но похожее на усики от клубники». Как выглядели усики от клубники, аристократка не слишком представляла себе, но зрелище усатой ягоды, которое упорно рисовало воображение, надолго вводило Драгвени в ступор.
То, что собой представляло «что-то», можно было охарактеризовать только, будто то не отпускала Оверта из своих длинных пальцев, и чем сильнее и звучнее становился голос некроманта, тем слабела и слабела хватка темной субстанции. И, наконец, как поняла эльфка, на последней строчке, цепкие тентакли-пальцы отпустили наемника, какую-то часть, впрочем, ухватив с собой. И наверняка оставив что-то от себя.
Какой-нибудь маленький подарочек на прощанье, которого Драгвени, как убийце, нужно будет опасаться и не очень крепко спать по ночам.
Маленький кусочек смерти в душе. Хотя, есть ли у людей душа? Какие-то новомодные эльфийские сектанты и реформаторы выли, что есть, как и у эльфов, да вот кому же лучше знать? Этим маленьким глупцам, воющим о равноправии и терпимости или уже устоявшимся веками традициям?
В любом случае представление окончилось и Драгвени, сморгнув, посмотрела на мир уже не слишком богатый прошлыми зрелищами. Очень скучный мир, обделенный яркими красками. Пожалуй, единственное, что в нем было интересно для эльфки – это особая уличная магия. Магия хаоса. Но, стрелять-колотить, как же ее мало встречается на пути!
Наемник, тем не менее, приходил в себя, так что аристократка приготовилась выливать на него ушат помоев, который был уже давно приготовлен специально для его теперь лысой пепельно-серой головы.
- Вы испачкали мне куртку своим мозгом, Оверт, - обращение получилось брезгливым и немного циничным. Самую, что ни на есть капельку, - в следующий раз умирайте аккуратнее. Думаю, что если мы здесь задержимся, то вскоре сносить головы будут уже всем нам…

46

Айдорал наблюдал за реакцией воскрешенного со смесью скуки, осторожности и радости в связи с успешным оживлением. О да, далеко не всегда мертвецы вот так сразу поднимаются, и, образно выражаясь, распахивают тебе объятья. Некоторые отказываются возвращаться, а иные восстают много позже, с задержкой, доходящей порой до нескольких месяцев. Максимальный зарегестрированный срок - 7 месяцев - также является самым забавным случаем, известным истории некромантии; маг попросту забыл об этом "неудачном" воскрешении и от шока упал в обморок, когда мертвец нашел своего хозяина.
Аида особенно позабавили первые слова его нового подопечного - "Какого дьявола!". Как будто некромант вытащил наемника из объятий какой-нибудь прекрасной девы, ждавшей его в раю. На секунду Айдорал даже задумался, а откуда он собственно вытащил эту несчастную душу, но решил, что сейчас это совершенно несущественно.
В этот момент подошла Драгвени и, пожаловавшись на испачканную одежду, предложила выдвигаться в путь. Аид неодобрительно покачал головой и ответил:

- Леди, если вы будете переживать из-за каждого пятнышка от внутренностей на ваших одеяниях, вы рискуете заработать себе морщины к концу вечности! С вашей-то силой стоит учитывать подобные неудобства - хаос непредсказуем, и в следующий раз это может не просто чей-то мозг, а к примеру частица неба или земли, а может и вовсе пылающее пламя. А вот уходить и правда самое время, да вот боюсь, что гид наш только-только с того света.

С этими словами Айдорал повернулся к Алманду:

- Тебе стоило бы хотя бы поблагодарить меня, а то я ведь могу обидеться и вернуть тебя туда, откуда призвал. Хотя я слышал, возвращенцев там недолюбливают... Однако ты ведь можешь быть хорошим трупом и отвести нас к артефакту, обеспечив нашу безопасность в пути? Тогда ты, с моей скромной помощью разумеется, сможешь остаться здесь навсегда.  Да ты теперь не нуждаешься ни в еде, ни в воде - ты не можешь умереть от голода и жажды. Ты также можешь обходиться и без сна. Кожа твоя теперь подобна броне, благодаря этому зачарованному пеплу, а боль тебе смогут причинить лишь самые умелые некроманты.
Подумай о перспективах, используй разум, что я сохранил тебе, хотя мог сделать и безмозглым зомби.

Айдорал замолчал и обратил внимание на абсолютную тишину, воцарившуюся вокруг. Мертвые конечно отпугивают зверей, но не на таком же радиусе...

47

- Поблагодарить? - переспросил Оверт, отнимая руку от груди, в которой не билось сердце. А если стукнуть? Сильно? Нет, этот колдун не врёт. И это доставляет ему, кажется, особое удовольствие. Как будто он понимает, насколько мерзкое чувство испытывает Алманд, понимая, что его только что воскресили... с помощью магии... из мёртвых.
Мёртвым полагается лежать в земле и кормить цветы. Ну или быть пеплом, и кормить ветер.
Он так разволновался - и ощущал столько злости - что не сразу заметил, что не дышит. Негоже воину испытывать испуг - но удержаться от этого тоже было трудно. Некромант и магичка-чистоплюйка вдоволь могли повеселиться, наблюдая, как взрослый сильный мужчина перепуганно пялит глаза прямо перед собой, ничего не видит, и вдыхает так, как будто в первый раз. Ему, кажется, вовсе не обязательно это делать. Тело лишь сохранило какие-то привычки, которые обесценились. Об этом и говорил ему маг, весьма благодушно настроенный.
- Ну спасибо! - раз уж этот тип говорит ему, что он практически неуязвим, грешно не испытать. Желательно, прямо на этом "благодетеле". Очень заботливо со стороны этой доброй леди предложить им уходить, вот только не нечего ли уже терять, когда ты мёртв? Медный чурбан, к тому же, осквернённый магией?.. Алманд испытывал страстное желание убить себя обратно. Но пока ещё не промелькнуло в его голове мысли, что, должно быть, это знает тоже лишь этот проклятый некромант, Алманд шагнул вперёд, навстречу магу, почти чувствуя в лишившихся тонкости ощущений ладонях, как пальцы смыкаются на горле Айдорала.
Кажется, первый раз в жизни он совершает подобное самоубийственное дело - бросается на колдуна врукопашную...
М-м, нет, "в жизни" - это некорректно. Не катит. Никак.

48

Айдорал задумался о возможном приближении неприятеля, а потому не заметил внезапной атаки своего нового подопечного. Зато Тень заметила. Черная рука метнулась от ног Аида и перехватила серое запястье Алманда. Затем фамильяр резко втянул свою конечность обратно в тень, оставив на поверхности лишь когти, держащие руку противника. Воскрешенный телохранитель оказался прижат к земле, но уже через мгновенье предпринял еще отчаянную попытку вырваться, схватив некроманта за ногу свободной рукой. Аид хладнокровно посморел в наполненные яростью глаза мертвеца и, неожиданно злобно ухмыльнувшись, кивнул. Это был ответ на беззвучный вопрос Тени о возможном усмирении их проводника с применением особо жестоких мер. Тут же сотни длинных черных игл прошли через руку Оверта, вынудив того отпустить Айдорала. Возвращенный с того света не мог больше чувствовать боль, это правда, но прикосновение фамильяра приносило с собой куда более мучительные ощущения, чем простая человеческа боль. Как только первый шок от игл у проводника прошел, Тень прижала к себе и вторую его руку, полностью лишив возможности двигаться. Аид же недовольно покачал головой и произнес небольшое заклинание. Тело Алманда теперь было лишено возможности двигаться, но уже не из-за черных когтей фамильяра - на короткий срок некромант получил контроль над каждой косточкой в теле жертвы. Маг нарочито неторопливо прошел вокруг своего парализованного товарища и со вздохом произнес:

- Как же это все же неучтиво! Я сделал тебе такой подарок - вернул утраченную жизнь, соорудил новое тело, сохранил разум.... А ты столь неподобающим образом всем этим распоряжаешься! Теперь ты видишь, что я могу легко забрать обратно это тело, оставив тебе лишь жизнь и разум. Разум впрочем, конечно же, в таком состоянии долго не продержится. И я даже знаю в чем причина: ты - типичнейший человек, Алманд. Люди слишком привыкли доверять своему идиотскому сердцу, чотбы понять, когда пора начинать подчиняться мозгу. Рационализм сейчас является твоим единственным возможным путем существования. А это что было?.. Гнев? Ярость? Мстительнось? Отчаянье? Забудь - тебе эти чувства больше не понадобятся. Я знаю, как все исправить. Это одновременно поможет тебе и послужит наказанием.

Айдорал сделал в воздухе ряд жестов левой рукой, формируя магические знаки и укрепляя заклинание контроля, после чего продолжил уже приказным тоном:

- Оверт Алманд, я требую, чтобы ты отдал мне свое сердце.

Скованный наемник не мог не повиноваться приказу. Нечеловеческим усилием мертвец вырвал собственное сердце и протянул его некроманту. Айдорал брезгливо принял уже давно небьющееся сердце воина и сжег его заклинанием на глазах у бывшего владельца. Вытерев руки о край мантии, Аид продолжил:

- Оно тебе больше не нужно. Теперь ты должен окончательно понять, кем ты стал. Гляди, даже рана на груди уже почти затянулась. Сердце используют люди, Оверт, а ты уже не человек. Тебе кстати будет не лишним знать, что это чудесное ощущение, что подарила тебе моя Тень можно продлить на сколь угодно долгий срок. Смертные в большинстве своем не могут причинить тебе вред, но мой фамильяр передает тебе касание самой Нентиеры. Ты по-прежнему пользуешься своей душой, но принадлежит она теперь Матери Ночи, и она может забрать ее себе окончательно в любой момент. А это будет уже похуже того места, откуда я тебя не так давно вернул. Надеюсь, теперь инидент исчерпан и мы можем наконец...

Но закончил фразу уже другой - низкий и грубый голос, принадлежавший явно не человеку:

- Сдохнуть! Айдорал Смертестойкий, я лично явился положить конец твоему затянувшемуся существованию. Сегодня, ты умрешь, предатель, да смилостивится Нентиера над твоей черной душой!

Это был Крейт Нечестивый собственной персоной в сопровождении своего младшего брата Канрада, вооруженного смехотворным церемониальным мечом. Две высокие фигуры торопливо показались на поляне, злобно скаля клыки. Крейт носил на себе около дюжины магических талисманов, а передвигался на спине своего фамильяра - огромного костяного скорпиона. За ним по пятам следовал явно встревоженный "неподкупный" судья. Очевидно Крейт уже давно подготовил нужные проклятья потому что ему достаточно было выкрикнуть всего одно магическое слово, чтобы у Аида подкосились ноги. Уже приближаясь к земле, некромант освободил Аманда от своих чар и приказал Тени подготовиться к нападению. Братья лур'вей уже читали новые заклинания, которые вне всяких сомнений несли смерть.

49

Оверт никогда не чувстовал себя так странно и страшно, хотя в своей жизни он повидал немало. Боль была не так страшна, как то, что творилось в его голове.
Некоторые, кто знал его только как наёмника-телохранителя, за постоянную холодность и рассудочность в принятии большинства решений, иногда называли его "бессердечным". И вот, стоило потерять рассудок, поддаться ненависти, как сразу потерял и сердце.
Он также чувствовал, что не может и, наверное, не сможет понять, что с ним произошло. Не одарённый никакими способностями к магии, он всего лишь ощущал в себе нечто, мёртвое и неестественное. А ещё пустое. А главное, от потери ничего не изменилось.
Алманд с ненавистью уставился на некроманта, словно сквозь мутную пелену, не понимая почти ни слова, что он говорит. Зато все слова удивительно чётко отпечатывались в памяти. Он был далёк от мысли повторить попытку напасть на мага. Слишком хорошо он уяснил первый урок воскрешенного к жизни мертвеца. Ненавистная магия! Сила, которая несет только зло, и его сделала каким-то тёмным отродьем!..
Кто бы мог подумать, что он станет послушной марионеткой некроманта?!

А потом их стало больше. Конечно, если за тобой гонятся некроманты, шанс, что они все-таки тебя догонят, всегда имеется...
Их появление было довольно гротескно. Алманду не приходилось ещё видеть магов, которые бы всем своим видом кричали о том, какое именно волшебство им ближе по духу, или что там у некромантов с душой?.. Те маги, которых встречал Оверт, при том, что задирали носы выше Больших гор, по сравнению с этими двумя товарищами выглядели настоящими скромнягами. Хотя жуткая аура, которую они распространяли, скорее вызывала желание с ними не связываться, внутри всё-таки зрел смешок. Побрякушки, здоровый меч в руках одно из них, да ещё и здоровое чудовище из костей, соединенных между собой не иначе, чем какой-нибудь черной, как смола, магией. А может, просто смолой, она тоже весьма клейкая.)
Сколько бы он ни злился на Айдорала или на девушку (если бы она не свалилась ему практически на голову, он бы может и не вляпался в эту историю!..), сейчас надо было как-то решать проблему с появившимися отродьями.
Оверт почувствовал, как его отпустило. По крайней мере, он смог бы сейчас двигаться по собственной воле. Хотя, куда тут можно двигаться? Уносить ноги подальше с поляны, на которой вот-вот будет твориться смертоубийство? Интересно, как много способов у некромантов убить мертвеца?
Драться? Хорошая штука - верный меч, но от него было бы мало толку. Тут скорее пригодится волшебный топор, который за одну секунду перерубит все ближайшие деревья и завалит противника их здоровыми стволами... Вот ещё рядом лежит гитара. Каким чудом она уцелела во всех предыдущих событиях, известно одним древним богам, однако это все равно не повод пытаться бить ей по голове костяного скорпиона, проверяя, что быстрее развалится.
Дамочка, так ласково поступившая с его головой, стояла в сторонке с таким видом, будто происходящее совершенно ничего не касалось. Судя по поджатым губкам, некромантская братия вызывает у нее чувство гадливости.
Потребовалось не так много времени, чтобы оценить всю эту ситуацию. Любой, кто не слишком дурак, предпочтет провалиться сквозь землю. Интересно, есть ли у него такая способность? Вырвать сердце себе может, а провалиться - нет?..
Алманд с сожалением подумал, что у него нет никакого выбора, кроме как заниматься кем-нибудь другим, а не магическими преследователями Айдорала Смертестойкого. Если кто-нибудь из его промагиченных "нанимателей" всё-таки проявит сопротивление, ему лучше будет взять на себя кого-нибудь более смертного. Благо они тоже что-то здесь делают. Связаться с магами... Как гнусно!..

50

Каждое пятнышко, говорите? Ну-ну. Это ведь из зависти? Все некроманты носят какие-то обноски не только из-за того, что одежда почти после каждого ритуала приходит в негодность, просто им не хватает средств, вот они и заворачиваются в чужие саваны или просто в какое-то старинное тряпье из бабушкиных сундуков.
Наверняка даже эти вечные эксперименты с трупами от недостатка еды. Не то, что просто-напросто взять и взорвать его изнутри, перепутать ноги с руками, прирастить голову ноздрями к заднице. Мало ли, что еще можно придумать, кроме форменного разврата с вырезанием внутренностей?
Эльфка капризно надула губки и придирчиво оглядела пятнышки неаккуратной формы на рубашке. Попробуй теперь найти такой фасон с рукавами-фонариками. Интересно, у этого Оверта должны были остаться какие-нибудь средства к существованию. Если так, то она в следующем поселении пойдет и купит себе какую-нибудь новую рубашку. Девушку послюнявила палец и попробовала отскрести остатки мозга с рукава, но только еще больше размазала его.
Интересно, если она будет разгуливать с трупом за спиной по другим городам... он же будет привлекать внимание своей вонью, нездоровым цветом лица или дыркой в груди. Наверное, его лучше заковать полностью в какие-нибудь доспехи и накидать внутрь дохлых рыбин, чтобы отбить запах.
Фуууу... Человеческая кровь.
Нет существа беспомощнее, чем женщина с накрашенными ногтями и врага более изворотливого и жестокого, чем та же женщина с пятнышком на одежде. Обидчику не повезет, ибо на него даже маникюра не пожалеют, особенно, если коготки остро заточены по старинному эльфийскому образцу «вырви глаз».
А потом на их поляне начал собираться какой-то цирк! Костяные скорпионы, некроманты, изукрашенные перьями лур'вей.
- Да, кого сюда притащило. Оверт, - эльфка подтолкнула Алманда в лопатки вперед. Следом за обычным раздражением она почувствовала сильную ярость, так что глаза сверкнули каким-то страшным, почти демоническим огнем, - разберитесь с ними, зря я вас что ли нанимала?! Что? Маги? Мне все равно, пусть этот скорпион хоть чечетку спляшет, чтоб через пять... нет... три минуты их здесь не было!
Алманду все равно пришлось выйти вперед. Она такого обиженного выражения лица никогда ни у кого не видела, даже у жертв собственных беспорядочных заклинаний.
Все-все-все. Кто бы вы ни были, никогда, слышите, никогда не злите хаотов, не контролирующих свою магию. Хотя, почти все хаоты этим страдают и только единицы могут иногда предсказать, к чему приведет вырывающаяся в помощью ярости магия. А, если уж ваша знакомая женщина, обладательница довольно редкого таланта еще и испачкала себе кофточку - бегите от нее подальше.
Скорпион начал делать странные движения, громко хрустя суставами на весь лес, добавляя этими звуками еще больше ритма в и так не очень медленную чечетку. Наездник заметно удивился, так, что любо-дорого посмотреть. Он открыл рот, но очередное "па" костяными ногами заставило его прикусить язык.
Лур'вей, кажется, тоже не ожидали такого. По крайней мере, какую-то их часть перетоптало прямо в первые секунды «чечетки смерти».
У скорпионов, хоть и костяных, слух и вкус в любом случае намного лучше, чем у этих людей. Иначе, почему они с такими лицами наблюдают за обычной чечеткой? Особенно тот, который сидит и явно пытается что-то сказать. Никакого артистизма у этих варваров.

Отредактировано Драгвени (2009-01-25 05:59:40)


Вы здесь » Лейфруштейн » Земли Эйурнен » Поселение лур'вей>>