Лейфруштейн

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лейфруштейн » Великая Пустыня » Пустыня>>


Пустыня>>

Сообщений 61 страница 69 из 69

61

Песок просыпался золотистым дождем на землю. Жаль, что это не было настоящим дождем именно из воды, а не земли. Пожалуй, будь девушка в немного ином положении, ей бы точно понравилось любоваться подобным зрелищем, однако все то же самое положение было далеко неутешительным. А тут еще и Вельхеор только открыв глаза сразу же подскочил на ноги. Никаких навыков Светлых магов и лекарей не надо, чтобы понять, насколько лишние подобные движения, но уговоры явно были бы бесполезны. Оставалась вся надежда на лур’вея, однако спустя пару мгновений Лугэри пожалела, что успела попросить того о помощи. Удар.
- Какого…Да что вы…
Слов не находилось, оставалось лишь беспомощно раскрывать и закрывать рот, в бессильной злости и даже некоторой обиде. Она же просила о помощи, унести, а не добивать вконец. С другой стороны, Лугэри понимала, что рунника так просто бы не утихомирить, но не такими же способами! Тут его уберечь пытались, а его «друг»… Только эмоции, без слов. Тем временем Гром вытащил из песка друидку – благо, что хоть ее он не додумался «выключать» своими крайне «замечательными» методами.
Впрочем, злость была слишком поверхностной, чтобы долго удержаться. В подобном состоянии было сложновато заставить хотя бы объекты не расплываться, сфокусировать зрение, а уж сохранять эмоции – увольте, это перебор. Чьи-то руки поднимают ее, помогают встать. Де Вэна вновь отогнала застилающий глаза туман, который хоть и был спасительным избавлением, он явно был немного не к месту. Ребеллатрикс. Наверное, надо что-то сказать. Что говорят в таких ситуациях? Как благодарят за заботу о своем безвольном теле? Пожалуй, чуть позже в сознании Лу возникнет саркастическая усмешка над самой собой. Но позже, когда разум вновь начнет все адекватно воспринимать. Сейчас же – лишь бессвязные образы, частое выпадение из реальности и мучительное возвращение в нее. Они куда-то шли, потом оказались в каком-то помещении. Стало прохладнее – это все, что успело отметить полностью отключившееся сознание.
Тьма рассеивалась. Первый вопрос, который возникал в таких ситуациях – а сколько эта тьма сковывала разум и тело? Первое, что увидела девушка – пожилого лекаря, занимающегося составлением некого напитка, видимо, для нее. Второй вопрос – зачем ее лечить, мелкие царапины не чета ранам того же Вельхеора. Рунник. Друидка. Сознание вновь накрыло, проснулись эмоции и воспоминания. И главное понимание – лечат ее, потому что израсходование магии почти довело ее до грани. Грани запрета, рубежа, Рубикона – названий множество, а смысл один и тот же. Светлые маги крайне редко лишаются своих способностей, гораздо чаще они попросту погибают от своей же безрассудности. Глупости или же, как правильнее будет выразиться, «принципов». Первая заповедь далеко не «Не навреди», скорее уж «Излечи». Бессмысленная философия прервалась в тот же миг, как лекарь стал аккуратно вливать свою смесь в рот девушке. В такие моменты всегда вспоминается насмешливая материнская фраза «если лекарства будут вкусными, то все будут хотеть болеть». Давно это было. Теперь, когда за пару дней произошло столько событий, казалось, что вся остальная жизнь была целую вечность назад. Опять философия, которая совершенно не к месту.
- Вам нельзя использовать столько магии. – Лугэри лишь рассеянно кивала на эту и остальные фразы лекаря. Стандартный набор. Больше «ни-ког-да», «ни-за-что», именно с такими расстановками и последовательностью. Интересно, а что они могут предложить, когда волны песка обрушиваются с неба?.. Отдых и покой, да-да, она все это прекрасно знала, это столь шаблонно, что даже не смешно.
Мысленно Лугэри усмехнулась. Если в ней просыпается сарказм, значит, смерть и лишение магии откладывается на неопределенный срок – вот сей факт, пожалуй, не мог не радовать. Лекарь покинул комнату, и тогда девушка позволила себе встать. За окном уже стемнело, хотелось надеяться, что заканчивается все тот же самый день, а не какой-нибудь пятый или десятый. Стоило найти Ребеллатрикс и Вельхеора. Да и лур’вея, если на то пошло. Неплохо бы перед ним извиниться, а вот укорять за его поступок – вряд ли был смысл, наверняка друг рунника совершенно уверен, что сделал все абсолютно верно. Спорить бессмысленно.
Неплохо было бы привести себя хотя бы в подобие порядка – для разнообразия переодеться и избавиться от песка, который был буквально везде. Тяжелая белоснежная накидка, пожалуй, подождет до лучших времен, ее очистка пока не стоит магии. Последнюю стоило бы экономить, в идеале – не использовать и вовсе несколько дней, но разве ж такое возможно? Вновь мысленная усмешка. Очистить собственное тело с помощью магии было, на счастье, просто: замкнуть круг  энергии, используя при этом по минимуму и использовать заклинание, которое обычно используется для дезинфекции ран – сия практика была придумана довольно давно учениками, в период особой лени. Другое дело, что неприятные ощущения, которые возникали при этом заклинании убрать так пока и не удалось. Из небольшой сумки, извлечь туго свернутое платье, по традиции – белоснежное, которое хранилось рядом с бинтами и старой записной книжкой. Пожалуй, стоило для начала выйти из комнаты, «отыскать» какой-нибудь еды, да и воды хотелось зверски. А потом уже можно попробовать позволить себе еще одно лечение, если оно будет необходимо. Накидку, несмотря на то, что платье было без рукавов, девушка оставила в комнате, в надежде, что покидать помещение не придется. Ночи в пустыне тоже страшны, хоть и вряд ли хуже самих дней. Благо, в коридорах плутать не пришлось – вторая  половина трактира находилась рядом. Там же находились Ребеллатрикс и Лур’вей, можно сказать, что три пункта из пяти были выполнены. Взяв у стойки стакан воды Лугэри, направилась к своим знакомым, надеясь, что не помешает их разговору. Склонив голову в знак приветствия, Лу безмолвно присела рядом, не вмешиваясь, решив все вопросы, которые ее интересовали задать несколько позже.

62

Пожалуй, тема с ударами по голове исчерпала себя и заострять на ней внимание далее было бесполезно. Теперь следовало ответить и на вопросы Кролма. Релл не хотела вникать в подробности, о которых расспрашивал лур'вей: если на каждом шагу рассказывать, что ты - антимаг-отступник, к добру это не приведет. О том, что Ребелларикс сбежала от своих же Кролму знать совсем не обязательно. Однако ложь также не входила в привычки антимага. В итоге Релл решила, что оптимальным решением будет просто "опустить" часть истории.
- Наше знакомство произошло при очень необычных обстоятельствах, - Релл собрала пальцы в замок, - я и Вель преследовали Темного мага, похитившего друидку. Затем к нам присоединилась Лу и...в результате, мы оказались здесь.
Ребеллатрикс старалась говорить свободнее, чтобы история выглядела естественной и не казалось запутанной или, напротив, подозрительно простой:
- Многое случилось за время нашего путешествия и из обыкновенных попутчиков мы стали друзьями. Именно поэтому мне небезразлична судьба Вельхеора.
За стол подсела Светлая и Релл поприветствовала её вежливым кивком. Интересно, как много она слышала? Не подумает ли, что антимаг замалчивает о том, что для неё сделали Лу и Вель исключительно из-за своего высокомерия?
"Удивительно, а ведь за все это время я даже толком не поблагодарила их", - мелькнуло в голове.
Но все это время на уме вертелась еще одна, более неприятная мысль: варвар абсолютно прав - присутствие антимага плохо скажется на магии рунника. И на магии Лугэри...
"Я все-таки приношу неприятности тем, кто меня окружает. Даже своим присутствием", - горько подумала Релл. Вслух же она прознесла совсем иное:
- Я прекрасно понимаю, в каком состоянии находится Вельхеор. И, как видишь, не спешу крутиться вокруг него, забирая его дар. И я не приближусь к нему на опасное расстояние без существенных на то причин. Магия рунника - слишком ценный дар, чтобы его терять.
Последняя фраза вылетела сама собой, приведя Ребелларикс в некое замешательство. Да, она говорила то, что думала. Но антимаг не должен так говорить! Антимаги, ненавидящие, презирающие или минимум недолюбливающие магию, никогда бы не произнесли подобных слов. Остается верить, что варвар далек от антимаговских воззрений и не придаст сказанному должного внимания. Чтобы окончательно "замести следы" Релл добавила:
- Возможно... да, именно возможно, будет лучше, если я оставлю рунника, но, - Ребеллатрикс выдержала секундную паузу, выделяя это самое "но", - Вельхеор - мой друг и покинуть его в таком состоянии для меня еще большее преступление, чем находиться поблизости, но на безопасном расстоянии.
Релл повернулась к Светлой - негоже оставлять её без внимания:
- Как вы себя чувствуете, миледи?

63

Хм. А что, если сильно и быстро отталкиваться от воздуха, как от земли, может вдруг получиться полететь? Получилось! Я лечу! Но резкая боль в ноге приводит в чувство спящего рунного мага.
«Хм. Где я?» - Вельхеор медленно отходил от нелепого сна. Казалось, каждая косточка болит и ноет. Голова зудит. Тело как будто проткнули тысячами иголок. Рунник потер глаза. Руки отдали болью. Открыв глаза, рунный маг содрогнулся. Он не мог отчетливо разглядеть окружающую местность. Судя по всему недавние события повредили ему зрение. Пытаясь сохранять спокойствие, Вель попытался изучить местность.
«Похоже я в комнате. Судя по бинтам, травам и запаху недавно ушел доктор. Значит не в плену. Что же произошло?» - память усиленно отказывалась работать. «Так, потом вспомню. Надо узнать что случилось с ребятами и Лу. Надо одеваться. Вот одежда моя, вот сумка, а вот и… СТОП! Где мой меч?» - при упоминании меча память снова заработала. Он вспомнил все, до момента использования сил меча. А точнее той редкой руны. Судя по всему они победили. Но цена за это… Рунный маг близоруко прищурился, и посмотрел на свое отражение в воде. «М да, Краше в гроб кладут. Весь бледный, несколько седых волосков в голове, да к тому же дикий взгляд». Все это вкупе с сильной усталостью сделало свое черное дело. Увиденное и осознанное ещё не до конца укладывалось у Вельхеора в голове. Рунный маг сознательно гнал все мысли из головы, потому что осознание ситуации, в которой он очутился, были бы слишком болезненны для него.
Вельхеор перестал воспринимать реальность адекватно. Его уже ничего не удивляло, ему ничего не хотелось делать. На автопилоте он пошел за мечом, предварительно одевшись. Выйдя из харчевни, он, не смотря по сторонам, не обращая ни на что внимание, занялся поисками своего меча. Все-таки хорошо быть рунным магом. Оружие свое потерять невозможно.
Мысленно он позвал его, и верный клинок откликнулся. Звон его был низким, басовитым, подобно тронутого кольцом тетивы. Меч Вельхеора мог издавать разные звуки, в зависимости от состояния.
Использовать магию для призыва меча в руку Вель не рискнул. Вместо этого он вручную его откопал.
Достав из песка свой верный клинок, он, с оружием на плече пошел обратно к месту отдыха. Войдя, он близоруко оглядел сидевших в главном зале людей.
Кролма увидел бы и полуслепой. С ним сидела ещё пара человек, и Вель догадался что это его спутники. Вяло махнув им рукой, он жестами показал что идет спать и отдыхать.

P.S. Если его никто не останавливает Вель поднимается к себе в комнату и снова ложиться спать.

64

Кролм внимательно слушал антимага. Конечно чего-то она не договаривала, но вряд-ли онное было важно. Во всяком случае по мнению варвара. С трудом удержав пошлую подколку на языке (по поводу небезразличности), он обратил внимание на подошедшую. Это была вторая спутница его друга.
В обновленном внешнем виде она тоже была довольно привлекательна. Конечно обе дамы были не во вкусе Кролма - излишне худощавы, да и грудь мелковата. Но вкусы разные, и Гром это понимал. Для большинства эти дамы были наверняка привлекательны. Но не для лур'вея. Гром любил девушек побольше во всех смыслах этого слова.
Вопросительно взглянув на светлого мага (намекая на "Как там наш?") он продолжил слушать антимага. Её слова впечатлили Кролма. Возможно он ошибался в антимагах? В общем слова Релл лишь подтвердили фразу "Не суди по первому взгляду и первому представителю." В оригинале фраза была гораздо проще и грубее, но в присутствии дам, в знак уважения к Велю, варвар пытался следить за языком даже в мыслях. Это оказалось сложнее чем он думал.
Уважительно кивнув на слова о "Не покину друга в беде", он снова пригубил напиток. И чуть не поперхнулся.
Он узнал Вельхеора только когда он вышел на улицу. И то не до конца поверил в увиденное. Вечно эмоциональный, позитивный и неунывающий друг выглядел как пережеванный и выплюнутый фрукт. Какой фрукт Кролм так и не определился. Он уже смекнул что Вель отправился за своим мечом, и решил дождаться его чтобы уже более внимательно взглянуть на него. И при этом старательно делал вид будто тогда его не заметил, и, к тому же, отвлек дам разговором.
- Вы талантливы и сильны. И заслужили мое уважение. Кроме того вы странствуете с моим старым другом. Уж не знаю как вас занесло в пустыню, и, не волнуйтесь, настаивать на ответе я не собираюсь. У нас давнее правило, с времен службы на границе — не лезь в душу к другому. И в жизнь его тоже не лезь. И... В общем отвлекся. Перейдем к делу. Караван на который я на данный момент работаю недооценил опасности пустыни. И ему потребуется дополнительная охрана. Не желаете присоединится? Так и до города добраться будет проще, да и в комфорте относительном. Кроме того сейчас часть людей покинет данную местность, и более подходящих спутников вам не найти. А в одиночку без проводника в пустыне сложно. Поэтому я предлагаю вам не только заработать денег, но и удобный маршрут из пустыни. Если вы конечно не собираетесь здесь что-то искать. - вынеся предложение на обсуждение он пополнил опустевший сосуд напитком, и стал ждать Вельхеора.
Тот не заставил себя долго ждать. Вельхеор вошел обратно уже с мечом на плече. И вяло помахал рукой, усиленно делая вид будто с ним все в порядке. Теперь, сидевшие спиной к выходу дамы заметили не только рунного мага, но и обеспокоенный взгляд лур'вея

Отредактировано Судьбоносец (2010-09-07 13:03:28)

65

Итак, Лугэри подошла к двум сидящим за столом: Ребеллатрикс и лур’вею. И все бы неплохо, да вот только спустя пару секунд дошло одно маленькое осознание, что все-таки что-то да не так, а главное, понимание что именно внушало… Нет, словами это чувство не описать. В большей степени, конечно, некоторое смятение: господин Ребеллатрикс оказывается является женщиной?.. Вторую часть эмоций составлял стыд – как она могла, нет, как она смела оскорблять леди обращаясь к ней как к мужчине? Незнание никогда не является оправданием, а уж в таких-то случаях и подавно… Погруженная в эти мысли девушка пропустила почти все, что сказал – нет, сказала – антимаг. Насколько сложно было принять мысль, что все-таки Ребеллатрикс женщина даже не описать, это не укладывалось в голове и все тут. Пускай не слишком долго Лугэри путешествовала вместе с антимагом, но привычка (если можно назвать это привычкой) успела как-то закрепиться в голове. Попутно становилось немного ясно, почему антимаг скрывал лицо за маской – хотя, тут Лу наверное себе чуть-чуть льстила, точнее, своему уму. Все-таки если бы Ребеллатрикс скрывала свою половую принадлежность, то вряд ли бы сейчас открылась, значит, причина все же в чем-то ином. Но не стоит отрицать, несмотря на некоторый шок от данного факта, воспринимать теперь Ребеллатрикс было куда проще, хотя бы из-за того, что можно было увидеть ее лицо, эмоции, которые на оном отображаются… Ну и женщинам всегда подсознательно проще доверять, уж так все устроено.
Лугэри даже как-то упустила немой вопрос лур'вея, но вопрос антимага вывел из сей задумчивости.
- О, не беспокойтесь, я восстанавливаюсь – немного поспешный ответ, но заставлять волноваться из-за себя совершенно не хотелось. Лугэри итак зачастую чувствовала себя обузой, все же недостаток физической силы слишком веский минус в ситуациях, в которые Лугэри успела попасть. – Прошу меня простить за мою неучтивость, что я проявляла ранее, госпожа Ребеллатрикс. – не извиниться девушка не могла, чувство вины снедало, не давало покоя. Казалось бы, не слишком значимая мелочь, но для Лугэри все было наоборот.
За спиной раздался шум, чуть обернувшись, девушка с некоторым ужасом наблюдала картину, как Вельхеор слабо машет рукой и отправляется обратно… Когда он успел выйти – вопрос иной, но уже начинала просыпаться даже некая злость – ему все же нельзя вставать, нельзя лишний раз двигаться, и какие бы у него ни были причины для выхода, это излишне безрассудно. Рунник вновь заставлял волноваться, совершенно не заботясь о себе – это даже чуть-чуть раздражало, хоть вот в последнем девушка себе не рискнула признаться. Раздражение – не то чувство, которое светлые маги имеют права ощущать. Но факт остается фактом, Лугэри не знала, может, в народе Вельхеора безрассудство почитается и считается похвальным, но девушка здесь могла лишь его осудить. Вникать в причину очередной выходки даже не хотелось. Не проронив ни слова, Лугэри отвернулась от лестницы, где уже скрывался Вельхеор.

66

Предожение лур'вея казалось заманчивым. Теперь антимаг могла пойти куда угодно и ничто больше не держало её, так к чему отказываться от небольшого путешествия? Тем более если это единственный выход из пустыни, в которой оставаться надолго у Релл не было никакого желания. Однако было одно весьма весимое "но":
- Как же быть с Велем? Оставить его я не могу, но сейчас он не в том состоянии, чтобы преодолевать такие расстояния, особенно по дороге, полной опасностей. Когда отправляется караван?
Действительно, важно было знать, успеет ли рунник оправится к этому времени. Если нет, то придется либо отправляться с ослабленным Вельхеором (а, значит, риковать не только его здоровьем и магией, но и жизнью!), либо остаться с ним в пустыне пока он не придет в себя. Последний вариант развития событий был внешне безобиден, однако в нем были свои подводные камни. И дело даже не в том, что самостоятельно из пустыни будет выбираться гораздо сложнее. Как Вельхеор, привыкший защищать других, переживет новость о том, что его друзья остаются в пустыне из-за него?
Мысли прервал милый голосок Лугэри. Светлая, кажется, извинялась перед Ребеллатрикс.
- Неучтивость? Бросьте, - покачала головой Релл, - мне стоило представится ранее, чтобы не возникло подобного... недоразумения, но все  не было подходящего момента. Мое поведение поставило вас в неловкое положение, так что это я приношу вам свои извинения, миледи.
Ребеллатрикс заметила напряженный взгляд Кролма и укор в глазах Светлой. Сначала она решила, что сказала что-то не то, но буквально за долю секунды поняла: взгляды направлены не на неё, а за спину антимага.
Релл повернулась и увиденное совсем не порадовало: угрюмый Вельхеор уже опустил руку,  поприветствовав друзей, и направился вверх по лестнице с мечом на плече.
О, Рикхар! Они даже забыли взять оружие мага! А ведь меч был дорог Вельхеору. Конечно, когда битва закончилась, было совсем не до него, но сейчас? Почему раненный друг должен вставать с кровати и шастать по пустыне?
Ребеллатрикс почувствовала укол совести, который неожиданно превратился в вспышку гнева. Вель вообще думает своей головой? ему же нужно лежать и залечивать раны. Да, меч был нужен, но можно было попросить забрать его, а не тратить силы, необходимые на восстановление!
Стоило подойти и вежливо поинтересоваться, а в своем ли он уме. Нет. Нужно было подойти и спросить, как он себя чувствует и не держит ли зла из-за рунического оружия. Нет, не так. Можно было бы...
И тут Релл вспомнила, что она не может сделать ничего из того, что хотела бы: её присутствие лишь навредит руннику. От досады антимаг крепко сцепила руки в замок и все эмоцианальное напряжение перешло в силу пальцев. Сейчас остается лишь наблюдать за Велем со стороны.

67

Вельхеор так и не понял, какую реакцию вызвала его попытка сохранить лицо в глазах друзей. Но подсознательно он понимал, что обмануть ему никого не удалось. Понимание этого угнетало. «Я должен взбодрить и привести себя в норму…» - сия мысль не покидала голову рунного мага. Но так как Вель был человек действия, он решил вместо сна освежиться в водичке. А что? Усталость снимет, взбодрит и расслабит. Да и недаром говорят что вода лечит. В общем, с дальнейшими планами рунник определился. Идея просто поспать ему в голову не пришла.
Встряхнувшись, Вельхеор, несмотря на вновь возникшую боль во всем теле, пошел к владельцу заведения. В ходе разговора с последним он освежил память касательно состояния воды в данном поселении. В связи с последним боем неких магов, воды осталось слишком мало. Часть людей уходит к родственникам, остальные будут добывать воду другими способами. Некоторые из них любознательный Вель запомнил на будущее. В частности с вывешиванием одежды способ его впечатлил.
Но что делать теперь? Любой другой бы успокоился и пошел бы спать. Но Вельхеор был не из таких. Возможно, подсознательно, он хотел реабилитироваться в своих глазах, убедить себя что он все ещё в порядке. Вариантов было много. Но несмотря на это и головную боль, Вель путем недолгих раздумий вспомнил о ещё одном варианте. Алкогольная ванна, про которую рассказывал его наставник. Что такое ванна юный рунный маг так и не понял, но из слов учителя он узнал, что где далеко за океанами, для релаксации и медитации заполняют ванны вином, и окунаются в них. Это способствует освежению и расслаблению. Правда учитель упоминал что-то ещё, но что именно – Вельхеор так и не вспомнил.
То что ванны – это аналог бадеек он сообразил ещё тогда. Теперь он вталкивал об этом удивленному хозяину. Разговор быстро перешел в торговлю. Но, взаимное понимание, что народу осталось мало, и вино в запасенном количестве со временем превратиться в уксус упрощало торг.
Вельхеор усилил несколько рун в харчевне. Благо много магических сил это не отняло – он воспользовался ранее влитой в те или иные руны силой. Правда, улучшение и обновление рун отняло те крохи магии что рунный маг накопил. Кроме того ему пришлось и денег заплатить.
Но результат не заставил себя ждать. Бадейка наполненная дешевым, но прохладным вином была у него в комнате. Раздевшись Вельхеор залез в бодрящую бадью с вином. С вытащенными из бадьи ногами он расслабился и задремал. Тем временем алкогольные пары начали делать свое черное дело…

Отредактировано Вельхеор (2010-09-12 23:06:30)

68

Ал с трудом разлепила веки. Глаза слезились буд-то в них была тонна песка. Песка? Ну да, конечно! она ведь в пустыне. Кто-то позаботился о ней и вытер лицо влажным полотецем. Друидка это поняла хотя бы потому, что смгла открыть глаза и слегка осмотреться. Всё тело болело. Удивительно как она вообще не задохнулась под такой массой песка. Впрочем... В уме всплыло лицо Веля, антимага и ещё каких-то неизвестных. Боги! Этот странный антимаг, она уж думала совсем о нём забыла. Вопросы, вопросы роились и неё в голове, но сил не было никаких. Только закрыть веки и заснуть. Но как же непривычно восстанавливаться, как обычный человек. Ал снова провалилась в сон, к счастью для себя не вспомнив о том, что хорошо было бы чуток попить.

69

“М-да, друг ты мой придурошный, везет тебе как утопленнику.” - подумалось Кролму. Реакция спутников его товарища вызвала у него противоречивые чувства. С одной стороны никто к Велю не бросился с распросами, дабы узнать что да как, поддержать. С другой стороны, рунный маг излишне гордый — заботу о своем здоровье он мог воспринять как жалость. А это было бы гораздо хуже. Оставлять его в таком состоянии или нет? Гром сильно задумался. Он был искренен с собой, и понимал что интелектом не блещет. Накопленный опыт и жизненная мудрость не могла подсказать правильное решение в такой ситуации. Все его навыки и знания были направлены на внешние проблемы, а не на внутренние. В таких случаях он привык полагаться на командира. Или на самих людей.
В итоге, после недолгих размышлений, внешне скрытых под неспешное питие до дна чаши с вином, он пришел к выводу, что пусть Вельхеор сам со всем разбирается. Если что — он рядом. И рунник это знает.
Поэтому, допив вино, он ответил на вопрос антимага.
- Поверь мне, как старый приятель я Вельхеора знаю довольно неплохо. Да и назвать его скрытным нельзя. В общем оставить его в бездействии — это опасно. Он не из тех кто может просто сидеть на одном месте. Ляжет в одну из повозок, там и отдохнет. Это лучше, чем оставаться в поселении где напряги с водой. Отправляемся мы вечером. Так что время для отдыха у нас есть. Кроме того нужную и комфортную медицинскую, и не только, помощь могут оказать в более приятных условиях. А направляемся мы в Карпию, что в общем то логично. К темным эльфам я не хочу. - варвар призадумался немного, думая что ещё можно рассказать. Но решил что выданной информации хватает. Только добавил, слегка покривив душой, что вряд ли в пути их ждут сильные опасности. Караванные тропы хорошо охраняются, да и не будут связываться с хорошо охраняемым караваном. Разве что с голодухи. Прояснив и этот момент лур'вей поднялся из-за стола.
- Ну поговорили, пора и честь знать. Я должен поговорить со своими нанимателями, да и отдохнуть немного. Ответ можете дать ближе к вечеру. Но чем раньше я его услышу, тем лучше.
С этими словами он направился к своим нанимателям. Они уже запасли продуктов в дорогу, напоили верблюдов из своих запасов, и расположились в комнатах. Не все конечно — часть людей осталось у каравана для охраны. Но лидеры каравана, а именно исследователь Аль'Насиф, историковед Бабур и купец Венгардо Лунчерция расположились в одной из комнат, вместе с парой телохранителей.
Разговор вышел неприятный для Кролма. Конечно от принятия участия в постороннем конфликте он отмазался, упирая на то что «темный маг и так, и так напал бы на караван, и в команде справиться было проще». Но все равно так или иначе он оставил караван.
Итог разговора был неплохим. Все, даже купец, согласились на присоединение к каравану Вельхеора и его спутников, под поручительство лур'вея. Сам Гром был уверен что, при трезвом размышлении его новые и старые знакомые присоединятся к нему в походе. Что толку торчать в деревне?

Отредактировано Судьбоносец (2010-09-23 14:21:52)


Вы здесь » Лейфруштейн » Великая Пустыня » Пустыня>>